Друга в отпуск возьми! Женская история

Загрузка...

Я предвкушала удовольствие от грядущего отдыха уже давно. Полгода — это точно. Италия… Как много в этом звуке… Рим, Венеция, Верона. Ромео и Джульетта… Я и Валик. И наша любовь. Правда, отправлялись мы не в Рим и не в Верону, а в курортный городок на побережье Средиземного моря. При этом ехали не вдвоем, а с друзьями, супругами Витей и Таней. Нашей ничем не омраченной дружбе с ними уже добрый десяток лет. Короче, ничто не предвещало неприятностей. Тем не менее, они начались уже в аэропорту.

— Даже не знаю, как перенесу этот перелет, — капризным тоном произнес Виктор, когда проходили таможенный контроль.

— А в чем дело? — удивился мой Валька.

— Не обращайте на него внимание, — пробормотала Таня. — У него аэрофобия. Впадает в панику перед каждым полетом. Но я знаю прекрасное лекарство от этого страха. Вот оно, гляньте!

Подруга приоткрыла сумочку, в которой лежала бутылка коньяка.

В самолете друзья сидели позади нас.

Я удобно пристроилась возле иллюминатора, положила голову на Валькино плечо и безмятежно задремала.

— Танька, господи! Ну, куда мы летим?! В какую Италию? Не хочу я ни в какую Италию! Домой!

Эту истеричную тираду громко, на весь самолет, произнес за моей спиной Виктор.

— Витечка, успокойся, ладно? Мы скоро уже прилетим! — пробормотала Таня.

Я взглянула на мужа, не зная, как реагировать на ситуацию, а Валик спокойно объяснил:

— Он напился. Не обращай внимания. Знаешь, мы с тобой, наверное, все же погорячились, когда согласились поехать с ними.

— Да ладно тебе, — я сонно потянулась. — Все будет нормально. Витька проспится и придет в себя…

Однако все складывалось далеко не нормально. Друг продолжал буянить всю дорогу, хотя милая стюардесса и пыталась привести его в чувство.

Он приставал к пассажирам, к жене, к нам, требуя коньяку, красной икры и марципанов. Правда, когда мы, наконец, долетели, скандалист чуть оклемался. Но наши мытарства с Виктором только начинались. Едва поселились в гостиницу, как к нам в номер прибежала заплаканная Татьяна.

— Танюша, что с тобой? — бросилась я к подруге.

— Сил моих больше нет! — рыдала она. — Ему не нравится вид из окна. Действительно, вид никакой – прямо на бетонную стену. Ну а я что могу поделать? Невольно я взглянула в окно нашего номера. Там открывалась великолепная панорама на горы и лазурное море. День был чудесный — ясный, солнечный, теплый.

— Ладно! — решительно произнес мой муж. — Мы поменяемся с вами комнатами. Мне показалось, что я ослышалась, но перечить не стала.

— Анюта, знаю, что тебе это неприятно, — заявил Валик, когда за удовлетворенной Таней закрылась дверь. — Но я не хочу омрачать себе отпуск чьими-то проблемами. Мне легче их сразу решить, пусть даже и в ущерб себе.

…Перед обедом собрались идти на пляж. Вчетвером, естественно. Расположились на берегу, и Виктор пошел к воде. Но буквально через минуту мы услышали его душераздирающие вопли:

— Таня, Тань! Тут же невозможно купаться! Ты только посмотри на этот кошмар! На сей раз проблема заключалась в том, что весь морской берег был усеян крабиками, на которых наш друг смотрел с отвращением и брезгливостью.

— Витенька, ну успокойся, пожалуйста, — Таня обняла мужа за плечи, как маленького. — У крабов, наверное, сейчас период размножения, понимаешь? Только и всего.

— Тогда зачем ты меня притащила в эту дыру и именно в период размножения этих… этих страшных гадов?

— Ну ладно, вы выясняйте тут отношения, а мы с Анюткой идем купаться, — сказал Валик и кивнул мне.

Мы так и сделали.

— Как тебе это нравится? — раздраженно спросил у меня муж, когда отплыли подальше от берега. — Даже при моем ангельском терпении такое поведение невозможно выдержать. Как бедная Танька с ним уживается?

— А что нам остается делать, солнце? — вздохнула я. — Надо выдержать. Хотя бы ради Татьяны. Видишь, ей тоже несладко. Жалко подружку.

На следующий день планировали поехать на экскурсию в Падую. Однако рано утром на пороге нашего номера появилась поникшая Таня. По ее расстроенному виду было понятно: что-то произошло.

— Мы никуда не едем, — обреченно сказала она. — Витя вчера за ужином отравился.

— О, господи! — вздохнул Валик. — Слушай, Тань, твой Витька, просто тридцать три несчастья! Чем же он, интересно, отравился?

— Говорит, что рыбой. Но мы ведь с вами ели одно и, то же…

Я промолчала, конечно, хотя мне кажется, что он просто объелся. Думает, раз в гостинице «все включено», то можно так обжираться. Честно говоря, в душе я ликовала: мы с Валькой поедем на экскурсию вдвоем и будем наслаждаться обществом друг друга, не вникая в проблемы наших друзей. Но не тут-то было.

— Тань, ну что же ты будешь томиться в номере и слушать нытье своего супруга? Давай-ка, собирайся. Поедешь с нами, — великодушно предложил Валентин. — А Витька пусть отлеживается.

— И правда, — лицемерно поддержала я своего добренького мужа, предвкушая, какой нагоняй устрою ему вечером. — Поехали, Танюша. Могу себе представить, как ты устала от вечных Витькиных капризов.

— А вы его не критикуйте, обиделась она вдруг. — Не вам судить! Он у меня все равно самый лучший. И я его люблю. А с вами не поеду, даже не просите. Не желаю!

Однако с нами все же поехала. В последний момент вскочила в автобус, отправлявшийся в Падую. Во время экскурсии Танька сначала дулась на нас, как капризный ребенок, у которого незаслуженно отобрали любимую игрушку. Нам это было, конечно, неприятно, но терпимо: просто старались не обращать на нее внимания. Но потом Татьяна оттаяла.

— Как все же полезно иногда отдохнуть от любимого мужа и его прихотей! — заявила она совершенно искренне. Однако от ее хорошего настроения не осталось и следа, когда мы вернулись в гостиницу и сразу отправились в ресторан на ужин.

Там нас уже поджидал насупленный Виктор. Было заметно, что он весьма недоволен «легкомысленным» поведением своей жены.

— Ну что? — язвительно бросил он. — Хорошо гульнула? Меня же переполняли впечатления, и совсем не хотелось лицезреть напротив надутую рожу Витьки.

— Давай сядем за другой столик, — веселым тоном предложила мужу. — Тань, ты ведь на нас не обидишься?

— Да неудобно как-то, получается, — пробормотал мой благородный Валик, следуя, тем не менее, за мной. — Они нам друзья как-никак.

— Твой гуманизм никто не оценит, — сказала я. — Как говорится, век живи, век учись. А наш курортный отдых показал, что друзья познаются не только в беде. Мы с тобой круглые дураки, Валька. И как с этой парочкой столько лет дружили?

— Так давай проведем последние деньки вдвоем! — ответил муж, и мы ушли из ресторана по-английски.



Загрузка...
Загрузка...